kinokadry.com

В компании КиноКадроВ!

Ноябрь 22, 2017
От: zdn


Опубликовано: Сентябрь 16, 2010

Шедевры киноискусства СССР

 

   Отражает ли книга мои личный литературный путь? В какой-то мере — отражает, хотя это и не очень важно. Скажу только, что деятельность современного кинокритика и киноведа много шире рамок одной книги, одного критического жанра. Она включает и историографические труды, и педагогическую, и лекционно-популяризаторскую, и внутристудийную редакторскую работу, и выступления по телевидению, и работу на фестивалях, и писание искусствоведческих кино- и телесценариев. Но при всем многообразии обязанностей моих коллег и моих лично — книга отражает в какой-то мере и процесс становления советской кинокритики.

Молодая профессия кинокритика-киноведа уже имеет свою историю. Ведь первым русским кинокритиком был Максим Горький, писавший о первой киннопрограмме Люмьеров. О кино рассуждали Толстой, Стасов, Андреев, Чуковский. Луначарский занимался кино профессионально: сценарии, статьи, доклады, книги. В 20-х годах авторитетом пользовались В. Туркин, В. Шкловский, Ю. Тынянов, А. Пиотровский, И. Соколов, X. Херсонский, М. Блейман и многие другие, оставившие в истории нашего искусства неизгладимый след. К концу 30-х годов, когда мне довелось начать, кинокритика была уже общепризнанной областью литературы и журналистики.

И тем не менее мне пришлось принять участие в нелегкой борьбе, в сложном процессе становления профессиональной кинокритики. Отчетливо помню времена, когда утверждения, что «никакой кинокритики у нас нет», сочетались с постоянными обвинениями этой отсутствующей кинокритики во всевозможных ошибках и пороках. Помню, что серьезно обсуждался вопрос: имеет ли право человек, не создающий фильмов, публично судить о них? И если пора недоверия к профессиональной критике была отмечена работой на журнально-газетном поприще многих выдающихся режиссеров и драматургов— они обогатили и многому научили нас, и звание «кинокритик» укрепилось и завоевало необходимый авторитет коллективными усилиями и творцов и исследователей.

В идейной направленности, в композиции и структуре, в лексике и образности статей этой книги можно отчетливо ощутить отпечаток времени. Интонации 40-х годов не спутаешь с 60-ми. И в этом, по-моему, есть свой интерес. Поэтому, составляя книгу, я не стремился перерабатывать, чистить, править статьи. Делал подчас сокращения. Если сохранились рукописи — восстанавливал порой места, где слишком уж трудилась бестрепетная рука редактора. Но в основном — статьи те же, что были напечатаны в свое время в журналах «Искусство кино» и «Советский экран», в газетах «Кино», «Советское искусство», «Литературная газета», «Советская культура», «Правда», «Известия», «Комсомольская правда» и других. Некоторые статьи были переведены на иностранные языки и печатались за рубежом. И только одна статья была набрана, но не опубликована — по непонятным для меня причинам...

Итак, перед читателем полсотни статей о киноискусстве, написанных за сорокалетний период. В них, я надеюсь, отразились ступени, шаги, страницы развития «самого важного из искусств». В них есть, наверное, и черты становления советского киноведения. И существенная часть жизненного свершения литератора, волей судеб избравшего редкую и нелегкую профессию кинокритика.

 

Главная же задача этой книги и главная надежда ее автора — это оживить в душе читателя образы фильмов, их неповторимое обаяние, их художественные особенности. И если читатель интеллектуально войдет в мир киноискусства и испытает хотя бы долю того волнения, которое испытывает зритель затронутых в книге фильмов,— автор получит право думать, что труд его был не напрасен.


 

Броненосец продолжает плавание

 

Мать героев наших

 

Вершина

 

О Петре ведайте...

 

Ирония и героика

 

Александра Соколова

и другие

 

Мастерство постановщика

 

Первый            Волшебник

стереоскопический...Глинка

 

Нержавеющее оружие

Рецензия Судьба адмирала    с длинным

разбегом

 

Драма любви и долга

 

Верность

Характер героя и образ эпохи

Спор о человеке Человек добр!

 

Один день юных

 

Талантливое начало

 

Народная драма

 

Если говорить откровенно

 

Художник и народ

 

Ясно, как в басне

 

Перед главным

 

Доверие к прозе

 

О судьбах женщин

 

Народная эпопея

 

Живые краски эпоса

Наступившая зрелость

Тысяча дней после детства

Броненосец продолжает плавание

Броненосец «Потемкин» Сергея Эйзенштейна

 

   Произведения искусства, как и люди, имеют свою судьбу. Из сотен тысяч картин, созданных за краткую, но стремительную историю кино, ни один фильм не имеет такой бурной и славной судьбы, как советский фильм «Броненосец «Потемкин».

Его воспевали и ненавидели, запрещали и пропагандировали, изучали и фальсифицировали, короновали и судили, но никто не мог только одного — смотреть этот фильм спокойно. Его справедливо считают новаторским, опровергающим каноны, нарушающим привычные нормы искусства и в то же время величают классическим, основополагающим, хрестоматийным.

Но не произвольно ли, не преждевременно ли само сочетание слов «классический» и «фильм»? Какая классика, когда само искусство кино существует семьдесят лет? Сформированы ли критерии, установлены ли традиции, завоевана ли вечность? И каждый, кто возьмет на себя нетрудную задачу доказать, что рядом с классическими статуями, драмами, полотнами, поэмами, романами и симфониями стоят классические фильмы, начнет свое доказательство с «Броненосца «Потемкин». Потому, что в сознании человечества этот фильм неразрывно связан с искусством, рожденным социалистической революцией.






Скрыть комментарии (0)


Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


« Вернуться