kinokadry.com

В компании КиноКадроВ!

Ноябрь 22, 2017
От: marina51


Опубликовано: Февраль 3, 2011

Один день юных - фильм «Я шагаю по Москве» Георгия Данелия

   Оптимизм, радость жизни - непременные и привлекательные качества нашего искусства. Светлое, гармоническое мироощущение позволяет советским художникам занимать активные творческие позиции, сообщать своему зрителю жизнелюбие, бодрость, силу. Оптимизмом, радостью проникнут новый фильм Георгия Данелия и Геннадия Шпаликова «Я шагаю но Москве».

«Я» - это Колька, молодой рабочий-метростроевец, которого играет совсем юный и очень обаятельный Никита Михалков. Шагает Колька по своему родному городу Москве в течение одного дня - с раннего утра, с окончания ночной смены, до позднего вечера, до начала следующей ночной смены. Поспать Кольке за этот день почти не удается. Различные дела и делишки все время подворачиваются ему, разные люди встречаются, случаются всякие происшествия, и многие чувства касаются его открытой и доброй души.

Ничего особенного, скажем сразу, с Колькой не происходит. Ни несчастий, ни бед никаких, слава богу, он не испытывает! И подвигов, к сожалению, никаких не совершает. Но полюбить мы этого парня успеваем. Полюбить за неизменную готовность всем помочь, все распознать, во всем принять участие. Совершенно бескорыстно. Очень энергично. С подкупающей веселостью.

Более существенные события происходят в жизни Колькиных друзей. С Володей (артист Алексей Локтев) Колька познакомился, собственно, в метро, случайно. Володя, сибиряк, автор первого напечатанного рассказа, впервые видит Москву, впервые разговаривает с настоящим московским писателем и знакомится с девушкой, которую, вероятно, полюбит. Во всех этих событиях Колька принимает непременное участие. Он показывает Москву. Он сопровождает Володю к писателю. Он знакомит его с девушкой, которая нравится и ему... Но он не слишком досадует на то, что предпочтение отдается Володе.

С Сашей (артист Евгений Стеблов) Колька знаком, по-видимому, с детства. Для Саши этот день - многотрудный и переломный. Он женится, и его призывают в армию. В военкомат и во Дворец бракосочетаний его сопровождает Колька. Колька же мирит его с невестой, когда свадьба грозит расстроиться.

Побывав за этот день еще в церкви, в ГУМе, в Парке культуры и отдыха, в отделении милиции, Колька с последним поездом метро отправляется на работу. Поднимаясь на пустом эскалаторе, он поет песенку: «Бывает все на свете хорошо, в чем дело, сразу не поймешь...»

Эти слова как нельзя лучше выражают содержание фильма. Он полон оптимизма, радости жизни, ощущения, что все на свете хорошо. Но что особенно хорошо и, главное, почему хорошо, авторы фильма не объясняют.

Обаятельный герой, который добровольно, доброжелательно и заинтересованно вмешивается во все, что встречается ему на пути, конечно же, говорит о высоких моральных качествах нашей молодежи, об ее активной позиции в жизни, о хозяйском, неравнодушном подходе к окружающему, о чистоте, доброте. Утверждение этих качеств и является основной идеей фильма. Но отсутствие у героя четкого, осознанного стремления к чему-либо, отсутствие у него конфликта, трудностей, которые нужно преодолевать, то есть всего того, что в старину называлось единым драматическим действием, создает впечатление легковесности, легкомыслия. Милые дети! Можем умилиться мы, старшие. Какие они добрые, славные. Нам бы их заботы! Какое счастье, что тревоги их столь мимолетны, что сомнений у них нет, если не считать сомнениями забавные и совершенно наивные колебания Саши насчет женитьбы. О безоблачная пора счастливой юности!

Конечно, не такие умиленные, розовые эмоции хотели вызвать авторы фильма у своих зрителей. Но боюсь, что среди многих теплых, светлых, радостных чувств, вызываемых фильмом, умиление все же доминирует.

То обстоятельство, что жанр фильма «Я шагаю по Москве» можно определить как лирическую комедию, не меняет дела. Конфликт и в комедии, по-моему, должен быть, а серьезные мысли могут возникать и у смеющегося зрителя. Для примера вспомним «Неподдающихся» Ю. Чулюкина или «Сережу» - фильм, поставленный Г. Данелия и Таланкиным в такой же светлой, лирико-иронической манере с элементами комедийной эксцентричности. Насмеявшись, зритель задумывался над проблемами, возникающими перед молодежью, даже перед детьми. После просмотра «Я шагаю по Москве» я думал, что не все так просто, легко и мило в жизни самых бесшабашных, самых развеселых парней и девчат. Почему же такие чуткие, талантливые и, главное, такие молодые художники, как Г. Данелия и Г. Шпаликов, прошли мимо сложности?

Я пишу все это, а сам думаю: выходит, что я фильм ругаю? Как же это получается, ведь фильм мне нравится?

Ну так буду его хвалить. В фильме много остроумия, много свежести, его кинематографический язык свободен, современен. Некоторые эпизоды настолько хороши, что хочется их пересказать, но сделать это трудно: их нужно увидеть на экране, настолько они кинематографичны.

Когда в потоках утреннего света по пустынному залу аэропорта, танцуя, движется девушка, ощущаешь и радость и беспокойство, как перед дверью в будущее. За стеклом - аэродром, бескрайние просторы страны, огромная кипучая жизнь. А девушка полна собой, своим собственным счастьем. И они сливаются в единый образ: огромная могучая страна и маленькая, танцующая от счастья девушка.

Когда Колька должен войти в церковь, он, войдя, вежливо и громко здоровается со священником, так что тот, не прерывая молитвы, должен кивнуть ему в ответ. Этот маленький эпизод говорит о многом: и о том, что Колька воспитан, тактичен, мягок, и о том, что он, сын людей нового, советского воспитания, никогда не бывал в церкви.

Когда свадьба Саши расстраивается, невеста уходит домой, а маленький братишка томится необходимостью возвращать свадебные подарки - гости не расходятся. Они спускаются во двор и там мирно танцуют под музыку, доносящуюся из открытых окон. В этом эпизоде и беспечность юности, желающей, несмотря ни на что, веселиться, и чувство, что все они - хозяева, что все они здесь дома, у себя, в своей Москве.

Образ светлого, беспокойного, многолюдного и радостного города - одно из лучших художественных достижений фильма. Оператор Вадим Юсов после замечательной своей работы над «Ивановым детством» еще раз показал большой талант и окрепшее мастерство. Его аппарат, как и требует нынешний уровень киноискусства, подвижен, наблюдателен, активен. Но многочисленные панорамы и наезды, разнообразнейшие ракурсы, следование за движущимися объектами не делает изобразительное решение фильма случайным, инертным. В. Юсов отлично владеет композицией, умеет ненавязчиво, но внятно выделить в кадре важное, основное, умеет светом создать характеристику натуры и помочь актеру сыграть настроение, состояние.

Москва показана Г. Данелия и В. Юсовым увлеченно, свежо, разнообразно. И шумный блеск центральных площадей, и праздничная суета бульваров, и тихая теснота переулков, и движущийся простор проспектов, и уходящие ввысь окна новых корпусов, и толстые бока уютных старых флигельков - все это показано интересно, по-своему. Для москвичей, влюбленных в свой город, есть особая сладость в узнавании на экране мест, в которых происходит кинодействие.

Очень часто я не сразу узнавал в фильме хорошо знакомые дома, углы, проезды. Но, узнав, испытывал двойную радость: неожиданным ракурсом, непривычной точкой зрения Данелия и Юсов раскрывали для меня новую, неизвестную мне красоту Москвы.

Музыка Андрея Петрова, как и в его предыдущей совместной работе с Данелия в фильме «Путь к причалу», построена на разработке лирической песенной темы. Но это не делает музыку фильма скучной или однообразной. Режиссер и композитор чутко прислушиваются к звучанию жизни, звучанию города. И в музыкальную ткань фильма входят и звуки радио, патефонов, оркестров, и отдельные фразы популярных мелодий, и поющие и смеющиеся голоса. А разрабатывает свою основную мелодию композитор мастерски, так что она несомненно запомнится, полюбится зрителю.

Все актеры играют естественно и свободно. Правда, сложные задачи перед ними не встают. Отсутствие конфликта, драматической борьбы делает достаточной естественность в несложных, хорошо известных всем молодым людям ситуациях. И молодые актеры свободно играют самих себя.

Но есть в фильме и серьезное актерское достижение. Это В. Басов в роли полотера. Роль обывателя и пошляка, развязно рассуждающего об искусстве, сыграна Басовым очень зло, тонко и точно. И особенно забавно то, что, сделав своего полотера вполне достоверным, артист открыто выразил свое отношение к нему - презрительное, ироническое.

Сцена с полотером не имеет никаких связей с другими сценами фильма, она решена как вставной концертный номер. Однако она несет весьма существенную идейную нагрузку: в ней авторы фильма формулируют свои художественные позиции, вернее, те методы, приемы, традиции, с которыми они не согласны и которые стремятся опровергнуть и преодолеть.

Разбирая рассказ молодого сибиряка, пошляк полотер требует, во-первых, тематической определенности:

Полотер. О чем рассказ-то?

Володя. Ну... в общем, о хороших людях.

Полотер. Мало!

Затем полотер вслед за Чеховым требует, чтобы висящее на стене ружье стреляло, - то есть отбора, осмысленности художественных деталей. Далее он ищет сути, основной сути и, наконец, хочет правды характеров.

Мне страшновато выписывать эти эстетические взгляды пошляка полотера, потому что, увы... я их разделяю. Мне кажется, что рассказывать о хороших молодых людях «вообще» Г. Шпаликов и Г. Данелия умеют талантливо, но этого мало. Мне хотелось бы большей определенности и вместе с тем сложности характеров. Мне было бы тем радостнее, чем больше ситуаций, деталей «стреляло» бы, то есть имело смысловую нагрузку.

Мое ужасное положение несколько облегчается тем, что авторы не ограничили эстетику своего полотера вышеперечисленными критериями и дали ему еще текст, в котором он утверждает, что всеми людьми движут любовь, голод и страх смерти и что все они лишь прикидываются благородными. С этим я, разумеется, согласиться не могу. Но меня печалит, что обывательские пошлости авторы фильма перемешали с требованиями реалистического искусства.

Я отлично понимаю, что многие наши молодые кинематографические художники ищут новые, более свободные, близкие к повествовательным драматические формы. Я, сочувствуя этим поискам, сознаю их закономерность. Я приветствовал свободное, фрагментарное построение сюжета в «Сереже» и во «Вступлении», мне нравилось, что в «Пути к причалу» сюжет как бы переливается через края фильма, что судьба героев шире сюжетных рамок. Я вижу кое-что интересное и в композиции «Я шагаю по Москве». Но я не вижу в ней стержневой, обобщающей мысли, не вижу позиции художников.

И я должен сказать, что тонкий, жизнерадостный и отлично сделанный, этот фильм лишен тематической определенности, ибо его человеческие характеры хоть и привлекательны, но не глубоки, что ясной и свежей мысли я в фильме не усмотрел.

Однако я уверен, что и Г. Шпаликов и Г. Данелия пойдут в своем творчестве дальше, вперед. Что они найдут такие драматические конфликты, которые раскроют нравственный мир нашей молодежи и такие характеры, которые заставят нас не умиляться, а радоваться, верить и размышлять.

1964 г.






Скрыть комментарии (0)


Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


« Вернуться