kinokadry.com

В компании КиноКадроВ!

Ноябрь 22, 2017
От: marina51


Опубликовано: Февраль 4, 2011

Тысяча дней после детства -фильм «Спасатель» Сергея Соловьева

   После просмотра иных наших фильмов может возникнуть у кое-кого из взрослых поверхностное, короткое представление о молодежи: хорошая молодежь отлично работает, занимается спортом, чисто и преданно любит, мечтает о подвигах; плохая молодежь толкается в подворотнях, презирает старших и труд, присматривается к бутылке... Что ж, это так, но только в самых общих чертах. А самых общих черт для верного суждения - мало, для понимания жизни - мало, для подлинного искусства - мало. Поэтому плодотворны попытки серьезных художников проникнуть в души молодежи глубже, познать тонкости и оттенки психологии и «хороших» и «плохих». Поэтому все чаще звучат в искусстве и в жизни слова: прекрасное, красота, долг, совесть, добро.

Своей картиной «Сто дней после детства» режиссер Сергей Соловьев проник в некоторые тайники юношеской психологин, проблематики вступления в жизнь. Пробным камнем для испытания твердости принципов и благородства чувств было русское классическое искусство, в первую очередь лермонтовский «Маскарад». Постигнув мир арбенинских (казалось бы, неизмеримо далеких от нас!) страстей, юные герои фильма вернее прочувствовали и осознали и сложности первой любви и горести надорванной дружбы. Лобовых выводов тонкий фильм не делал, прописной морали не выводил, но было понятно: прикосновение к прекрасному облагораживает характер, просветляет существование, обостряет чувство долга.

Да! Но легок ли этот процесс?

Новый фильм Сергея Соловьева «Спасатель» говорит о трудности, скажу даже сильнее - об опасности прикосновения к Прекрасному.

Герои повзрослели. Уже не сто дней отделяют их от детства, а может быть, тысяча. Во всяком случае, школу они закончили в прошлом году, а сейчас испытывают себя в мире взрослых, в трудовой и семейной жизни. Усложнилась и проблематика фильма.

Ганин себя нашел. Перешел из школы в ПТУ, стал отличным портным, обзавелся кооперативной квартирой, машиной (правда, неважнецкой), очаровательной женой. Сознает, что он простой, обыкновенный, но не видит в этом ничего плохого, счастлив, любит работу, родителей, жену.

Бадейкин себя ищет. Стал уже хорошим парикмахером, но хочет стать музыкантом. Ездит репетировать на безлюдный островок. Любит девушку Олю с ангельским голоском, но в любви еще не признался.

Главный герой - Виля Тишин себя еще не ищет. Ему идти в армию: там многое объяснят. Сейчас же присматривается к жизни не без иронии и скептицизма. Пока что работает в тихом месте, на свежем воздухе, на опустевшей осенью лодочной станции - спасателем.

Однако не его должность дала название фильму. Спасатель-то не Виля, а учитель литературы Лариков, «Ларь».

Это учитель редкостный, ищущий, идейный. Своею миссией он считает спасение юношей от пошлости, бездуховности, рутины. Он верит, что классическое русское искусство может спасать. И что душевная трагедия Анны Карениной, будучи верно и глубоко понята, сможет возвысить дух, утончить чувства, повысить требовательность к жизни и к себе.

Повторение идеи «Сто дней после детства»? Нет, подождите, дело обернется иначе. Сначала учителю кажется, что его семена не прорастают. Но как-то приходит в школу одна из выпускниц - Ася Веденеева. Все у нее хорошо. Учится на медицинском. Замужем за портным Ганиным, в хорошей квартире, с неважной пока машиной. Но почему, приоткрыв дверь в класс, она с таким волнением слушает мысли Ларикова о красоте порывов Карениной, об осуждении Толстым свивальников, которые связывают, спутывают, сковывают человеческий дух? Почему Ася вдруг говорит учителю «ты», почему внезапно легонько трогает его лицо?

Да, она его любит.

А он даже не помнит дня, когда пришла эта любовь. Не помнит густолиственного дерева, под которым, спрятавшись от летнего ливня, он читал, читал ей стихи...

Вот вокруг этой любви и развернутся события.

Чтобы сказать о своей любви, Ася затевает сделать Ларикову подарки ко дню рождения, о котором он, кажется, позабыл. Покупает копию боттичелиеевой Венеры и надувную резиновую лодку. Ждет под дождем у дома любимого, поставив Венеру повидней. Встречает его с закрытыми глазами, с полуоткрытым для поцелуя ртом!

Но он не целует. Он понял, что любим, но не может разрушить чужую семью, воспользоваться неопытностью недавней школьницы. А она потрясена его неответом, его нелюбовью. К Ганину возврата нет. Жить не хочется. Надув свою никчемную лодку, она выгребает на глубину, протыкает лодку гвоздем, на котором висела боттичеллиева Венера. Глупо, преступно, малодушно? Но так бывает в юности от неожиданной тяжести сильных чувств.

Вот тут-то и спасает ее спасатель Виля.

Сюжет закончен. Идея ясна: прикосновение к Прекрасному - дело нешуточной ответственности, топкой сложности, а порой даже опасности.

Ясны нам и характеристики героев.

Особенно привлекательна Ася. Способность всем сердцем воспринимать Прекрасное, глубоко любить и решаться на крайности - качества редкие и ценные.

Молодая актриса Татьяна Друбнч, запомнившаяся нам по фильму «Сто дней после детства», с подкупающей искренностью н простотой переживает драму Аси. Несмотря на категорическую неприемлемость для нас ее попытки самоубийства, осуждая Асю, горячо сетуешь на ее неопытность и радуешься полученному нравственному опыту, пусть даже роко вой ценой. Детскость и женственность борются в Асе Татьяны Друбич.

Сочувствуешь и Ганину. Его трудолюбие и скромное достоинство вызывают уважение. Но узок и беден его мир благополучия и вещей. Артист Вячеслав Кононенко играет сдержанно, с тонким но ощутимым ироническим отношением к своему герою.

Образ Вили Тишина - наиболее трудный для исполнителя. Хотя рассказ и ведется от его лица, хотя ему и посвящены многие эпизоды (расставание с матерью, осмотр в военкомате, проводы на пристани и другие), всё это эпизоды побочные, не развивающие характера героя. Виля растет, постигая переживания других, сопереживая им. А это играть трудно. И все же молодой актер Василий Мищенко обаятелен, правдив, от него можно ожидать многого.

Хороши и эпизодические персонажи - певица Оля, старуха, продающая картину, буфетчица, смотрящая по телевизору Лайзу Минелли.

Сергей Шакуров вышел в первые ряды наших киноактеров. Его буйные, неукротимые герои и в «Сибириаде», и во «Вкусе хлеба», и в других фильмах запомнились и полюбились. Роль Ларикова совершенно в ином ключе: мечтатель, правдоискатель, бессребреник, может быть, и неудачник. Отсюда и поиски внешних средств: манипуляции со старомодными очками, сутулость, рассеянная пристальность взора. И это убеждает. Сквозь это просвечивают вера и доброта.

Итак, сюжет закончен, герои ясны. Но фильм не кончается. Разумеется, это его слабость. И начало и финал растянуты, отягощены необязательными эпизодами. Но хочется оправдать эти композиционные погрешности. Соловьев хочет досказать, уточнить свою мысль.

Душевную драму переживает Ганин.

Сначала он не может понять, почему она ушла, когда все было так «нормально». А потом понимает, что жить без нее не может! Сначала он хочет убить «Ларя», а потом просит его о помощи. А потом понимает, что помочь нельзя. И через боль обретает духовную зрелость.

Драму переживает и Виля. Трагическая попытка Аси открывает ему глаза на себя, на скудость своего существования, на опасную пошлость своей мимолетной, случайной близости с

Олей, обладательницей ангельского голоска, на подлость по отношению к чисто любящему Олю Бадейкину Бадейкин, наверное, Олю простит.

Ася, наверное, к Ганину вернется. Ведь она ждет от него ребенка. А может быть, с этим ребенком уйдет к прозревшему Ларикову? Фильм об этом не говорит. Соловьеву важно не завершение сюжетных линий, а завершение мысли: прикосновение к Прекрасному ответственно и трудно. Повысив требовательность к окружающему и к себе, можно войти в роковое столкновение с жизнью. Но такое прикосновение необходимо. Трудное испытание очищает и возвышает человека. К этому и призывает классическое искусство.

Спасатель от успокоенности и бездуховности, учитель Лариков сеял взыскательность, требовательность, чуткость не напрасно. Его семена взошли. Пусть с трудом, пусть с болью. Мне говорят: фильм печален. Но разве обязательно всегда веселиться? Даже когда задумываешься о важном?

Фильм напряженно лиричен. Полны лиризма прекрасные осенние пейзажи блистательного оператора Павла Лебешева. Полна лиризма музыка Исаака Шварца. В ней есть и современные краски - сурдины, челеста, но интонации - от Чайковского. Можно спорить с режиссером и художниками об атмосфере фильма - она намеренно ретроспективна: строения и интерьеры дышат стариной, над городком возвышается светлая церковь, школа и комната Ларикова - в зданиях прошлого века. А хорошая квартира Ганина - в современном панельном доме. Но все это не дань моде «ретро», а намерение найти опору в духовности традиций. Не в стандартном благополучии ищет красоты Соловьев, не в поверхностном морализировании, не в поучениях. Для осуждения всего этого Соловьевым введена в фильм линия кинолюбителя Вараксина, странноватого химика, безапелляционно рассуждающего о жизни и искусстве, пытающегося создать о Ларикове восторженно-благонамеренный телефильм, в лакировочной стилистике, столь враждебной Соловьеву. Затея Вараксина терпит крушение. Соловьев же сделал о Ларикове фильм задумчивый и тревожный. В нем нет заранее решенных прописей. В нем есть любовь к Прекрасному и к молодежи.

К молодежи, которая сложна, бывает загадочной, ко всегда означает для нас будущее.

 

1980 г.






Скрыть комментарии (0)


Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


« Вернуться