kinokadry.com

В компании КиноКадроВ!

Ноябрь 22, 2017
От: marina51


Опубликовано: Февраль 4, 2011

Реальность и поэзия Марселя Карне «Дети райка» Марселя Карне

    С именем Марселя Карне связаны едва ли не самые очаровательные страницы киноискусства Франции 30-х годов. Могучие волны демократического движения, вылившиеся в Народный фронт, побудили Рене Клера в гневной сатире «Последний миллиардер» разоблачить фашизм, а Жана Ренуара воспеть революцию в «Марсельезе». Тогда-то и появились лучшие фильмы Марселя Карне- «Забавная драма», «Набережная туманов», «Северный отель» и «День начинается». Очень скромные по тематике и по форме, фильмы, посвященные жизни простых людей - фабричных рабочих и маленьких продавщиц, беглых солдат и неудачливых художников, полуголодных клерков и бродячих артистов, обитателей дешевых отелей, подозрительных пансионов и нищенских домишек на окраинах больших городов.

Со щемящим чувством любви и тревоги смотрел на своих героев Карне. В их незаметных судьбах внезапно свершались трагические повороты. В повседневной суете буржуазного быта вдруг начинал звучать беспощадный голос рока. И люди погибали в столкновении с жизнью, которая внешне была безобидной и даже приветливой. Ясноглазого солдата убивал прощелыга и сутенер. Художник уплывал в туманное море, чтобы не вернуться. Рабочего, убившего совратителя, осаждала, травила, расстреливала полиция. Голубые глаза любимых артистов - Жана Габена и Мишель Морган смотрели на мир с упреком и недоумением. Так осуждал художник буржуазное общество, в котором жил. Но, погибая, герои Карне сохраняли достоинство и чистоту, не изменяли своим убеждениям и своей любви. Побежденные физически, они побеждали морально. Так проявлялся гуманизм Карне, его вера в духовные силы человечества.

Поэтический реализм - так определила французская кинокритика творческий метод Карне. Согласимся с этим, хотя нам привычнее термин «критический реализм», которым мы называем метод художников, выдвинутых буржуазным обществом, но не принимающим его. Поэзия не исключает критику. Критикуя, можно любить, сострадать. В фильмах Карне жила подлинная поэзия, становящаяся порой фантазией, сказкой. Но было и осуждение, и неприятие, и страх. Карне ощущал бесчеловечность буржуазного мира. Но в его критике не было резкости и гнева, скорее, недоумение и печаль. Сквозь реалистическое изображение быта, побуждений, обстоятельств как бы просвечивали вечные конфликты добра и зла, любви и злобы, жизни и смерти. Иные исследователи видели в этом символизм и даже мистицизм. Вернее было бы усмотреть стремление художника к идейному обобщению фактов реальности, поиски некой всеобъемлющей поэтической формулы человеческих конфликтов и страстей.

В этих спорах и родился термин «поэтический реализм», вскоре прошедший испытание самой суровой действительностью. В черные годы Франции, в период фашистской оккупации, Карне с соизволения оккупантов поставил фильм «Вечерние посетители» - средневековую легенду о влюбившемся сатане, который не смог разрушить чувства человеческой любви. В финале фильма сатана, в облике которого отчетливо проскальзывали черточки внешности Гитлера, превращал непокорных влюбленных в камень. Но сердца их продолжали биться. Так билось непокорное сердце попранной Франции. И поэтический реализм Карне, создавший этот образ, поднялся до гражданственного звучания в годы народного бедствия. Легенда возопила о современности.

В эти же годы Карне задумал и, преодолевая многие препятствия, осуществил по сценарию поэта Жака Превера постановку своего главного, наиболее значительного фильма «Дети райка». Фильм вышел в мае 1945 года и был воспринят как свидетельство бессмертия французского искусства, творческого духа Франции. И хотя в фильме нет ни исторических аналогий, ни поэтических аллегорий, хотя действие фильма происходит ровно за сто лет до времени его создания, хотя о политике, о войнах в фильме не говорится ни слова, - свободный дух французского народа, традиции демократического искусства Франции, французский юмор, галантность, артистичность и, наконец, французское преклонение перед любовью звучат в фильме сильно и чисто. Это дало право Жоржу Садулю написать: «Обращаться к великим национальным традициям своего народа в период оккупации, когда гитлеровцы поставили себе целью принизить и уничтожить его, значило прямо или косвенно помогать движению Сопротивления».

Живой дух бессмертной французской культуры и сделал «Детей райка» неумирающим фильмом. Он выходит на наши экраны через четверть века после своего рождения. Многим и многим фильмам четверть века принесли глубокое, непоправимое забвение. «Дети райка» сохранили и свежесть, и драматичность, и поэзию, и реализм.

Но сам Карне? Как же сложилась судьба художника?

После «Детей райка» он вернулся к современной тематике. Он отразил послевоенную безнравственность и неустроенность в мрачных «Вратах ночи». В повести Эмиля Золя «Тереза Ракен», перенесенной в современность, он рассказал о душном мирке стяжательства и гибельности преступной любви. В «Жюльетте» он бежал от реальности в зыбкий мир сновидений и воспоминаний. Поэзия оторвалась от реальности. И как бы испугавшись этого, Карне ставит «Марию из порта» и «Воздух Парижа», где пытается возвратиться в мир милых простых людей, способных на сильные и даже роковые чувства. Но именно силы чувств он показать уже не смог. Герои и чувства фильмов Карне измельчали. Реальность не возвысилась до поэзии. Художник виной этому или безвременье?

Последним взлетом творчества Карне был фильм «Обманщики». С впечатляющей искренностью и тревогой рассказал он о пустой, бездеятельной и бесперспективной молодежи. Но французская молодежь не приняла упреков Карне, не разделила его сомнений. Рецензенты модной «новой волны» объявили Карне претенциозным и устаревшим. А ведь Карне был прав! Судьба большинства теоретиков и критиков «новой волны» подтвердила предсказания художника. Бездуховность, погоня за внешним, отрыв от трудовых и культурных традиций народа, которые встревожили Карне, стали сейчас порочной сущностью многих художественных произведений и многих молодых людей...

Видимо, ощущая свою правоту, но не находя сил для ее доказательства, Карне потерял себя. После нескольких неудач он вернулся к теме о молодежи и выпустил роскошно снятый широкоэкранный, цветной фильм «Молодые волки» - опять о современной молодежи. Как много модных ухищрений и как мало подлинного чувства и живой мысли в этом фильме! Похождения молодого сутенера и спекулянта показаны со вкусом, если не с одобрением; метания косматых хиппи объяснены избыточным богатством и любовными неудачами. Глубокое социальное кипение французской молодежи, ее недовольство, несчастья, протесты сведены к пустяковому тщеславию и мелкому хищничеству. Ни реальности, ни поэзии в фильме нет. Враждебные и даже презрительные отзывы проводили этот фильм Карие в забытье. С болью я пишу об этом, с болью соглашаюсь с резкими приговорами. И я не в силах утешительно написать о временной неудаче. Будущее Карне неясно и тревожно... Тем радостнее выход «Детей райка» на наши экраны! Крупнейший художник французского кинематографа предстает перед советским зрителем в расцвете своего таланта, своим шедевром, прочно вошедшим в историю киноискусства. Я много и влюбленно писал о Карне. Сейчас мне несколько странно рецензировать фильм, признанный во всем мире, фильм старый и нестареющий. Но я хочу представить советскому зрителю своего померкшего любимца и сопроводить его фильм несколькими словами благодарности и восторга.

События «Детей райка» опираются на действительные события истории французского театра. Образы великого мима, любимца парижских бульваров, героя театра «Фюнамбюль» Гаспара Дебюро и великого драматического актера, создателя образа Робера Макера - Фредерика Леметра сплетены в вымышленном любовном сюжете. Конфликт осложнен романтическими образами писателя и убийцы Лессенера, путешественника и бретера маркиза, а также красавицы Гаранс, дочери нищей прачки, а потом - роскошной дамы полусвета. В построении сюжета и в трактовке основных характеров использованы традиционные, идущие из итальянской комедии масок и бытовавшие во французском театре образы Пьеро, Арлекина и Коломбины. И все это овеяно воздухом Парижа, его бульваров, улочек, рынков, его поразительной поэтической истории.

Молодой артист пантомимы Батист полюбил случайно встреченную красавицу Гаранс любовью требовательной, глубокой, всеобъемлющей. Эта любовь делает его и сильным, и талантливым, и вдохновенным, но в отношениях с любимой - робким, нерешительным, смешным. А ей, дочери парижских улиц, любовь кажется очень простой. И она бездумно идет вслед и за странным Батистом, и за очаровательным повесой Фредериком, и за изысканным холодным маркизом, спасающим ее от полиции.

Через несколько лет любовники встречаются вновь. Батист и Фредерик стали великими артистами, властителями дум шумной парижской толпы, а легкомысленная и холодная красавица Гаранс стала любовницей миллионера. Но внезапно и неотвратимо, в духе подлинного романтизма, она испытывает новый, теперь уже серьезный и глубокий прилив любви к Батисту. Она разбивает его семью, уводит из театра, от любящей жены Натали, от маленького сына, попутно толкая и своего покровителя на гибельную ссору с убийцей Лессенером. Но эта поздняя любовь не приносит счастья. Она овеяна печалью, сомнениями, трагизмом. Гаранс уступает Натали и уходит от Батиста, исчезает в пляшущей карнавальной толпе, в этой веселой и равнодушной парижской толпе, из которой она когда-то появилась, словно Венера из пены.

Этот сюжет может показаться банальным в пересказе, но в поэтической интерпретации Жака Превера, в исполнении великолепных артистов, в тонкой и изысканной режиссуре, в проникнутых чувством эпохи декорациях А. Траунера, с ясной, мелодичной музыкой Жозефа Косма и Мориса Тирье, он волнует, порою потрясает.

Уж кто-кто, а французы умеют сказать о любви. И Карне, во всеоружии традиций Бальзака и Готье, Гюго и Мюссе, Делакруа и Энгра, вольно используя и классицизм французской комедии и романтику театров на Бульварах, поет - да, именно поет - о любви.

Особенного взлета достигает его режиссура в работе с актерами, которые порой неповторимы.

С творчеством волшебного артиста Жана-Луи Барро советские зрители знакомы по его театральным гастролям. Но именно роль Батиста принесла ему мировую славу. Удивительна пластичность Барро. Каждое его движение не только наглядно выражает действие, психологическое состояние, чувство, но и естественно вытекает из предыдущего и предвосхищает новое движение, рождая музыкальную гармонию. Трудно сказать, что удалось Барро лучше: ироническая импровизация о рыночной краже часов, поэтическое представление пантомим Батиста или выражение смятения его чувств на долгих крупных планах, где странное, скорее, некрасивое лицо артиста с широко расставленными глазами, узким ртом и длинным носом вдруг озаряется чувством такой силы и глубины, что становится прекрасным!

Фредерик Леметр в исполнении хорошо известного нам Пьера Брассера - полная противоположность своему другу Батисту. Не испепеляющий внутренний пламень, а веселое, игривое, лукавое горение открытого и чарующего темперамента. Сдержанная страстность Марселя Эрранда в роли Лессенера, холодная изысканность Луи Салю в роли маркиза, мрачная, зловещая, приносящая несчастье фигура старого старьевщика (Пьер Ренуар) и целая галерея уличных торговцев, бродяг, артистов, светских шаркунов, литераторов... При всей своей пестроте они запоминаются, ибо для каждого из них найдены необычные, индивидуальные черты и каждый из них умеет сказать многое одной репликой или жестом.

Увлекательны и женские образы фильма. Обе героини воплощают собой любовь. Но красавица Гаранс, сначала доступная всем, но никого не любящая, а потом полюбившая, но ставшая недоступной, сыграна актрисой Арлетти тонко, сдержанно, с холодноватой элегантностью. Зато преданная жена Батиста Натали, страстно завоевывающая, а затем отстаивающая любовь своего мужа, в исполнении одной из лучших трагедийных актрнс Франции Марин Казарес подкупает искренностью, открытым темпераментом. Карне умеет показать обнаженную красоту целомудренно, я бы сказал, молитвенно. Он умеет и долго искать в глазах актрис оттенки сложнейших чувств, искры неугасимых страстей. Во всех образах фильма под нарядными костюмами давних времен живут вечные чувства любви, ревности, дружелюбия, жалости, жестокости, насмешки и отмщения. Человеческие чувства. И эта человечность делает образы «Детей райка» волнующими, привлекательными.

Взыскательная французская критика сочла исторический колорит фильма, воссоздание им аромата эпохи безукоризненным. Любой человек, умеющий прислушиваться к сердцу, поймет правду и поэзию чувств героев этого необычного фильма.

Да, а что же такое «Дети райка»?

Раек - театральная галерка - тоже одно из главных действующих лиц фильма. Посетители райка - лучшие ценители искусства Дебюрро и Леметра, лучшие судьи поступков, мыслей, страстей своих героев и на сцене и в жизни. Перед райком, перед веселым, шумным, справедливым французским народом разыгрывают великие артисты трагические и комические события, порождаемые любовью. И именно потому, что искусство их народно, они, дети райка, бессмертны.

Так же не умрет и имя Марселя Карне - создателя фильма. Судьба художника в буржуазном обществе сложна, зачастую трагична. Карне не избежал роковых противоречий, убийственных неудач. Но лучшие его фильмы принадлежат французской демократической культуре, а значит, и всему человечеству. Лучшие фильмы Карне - тоже дети райка.

Так пойдемте ж и взгромоздимся на шаткие скамьи тесного райка, локтями ощутим неспокойных и шумных соседей, ощутим себя в сердце Парижа, в средоточии французского народа, публики, толпы. И мы испытаем высокое наслаждение искусством, историей, кинематографом, сюжетом. Мы поймем, что такое поэтический реализм Марселя Карне.

1969 г.






Скрыть комментарии (0)


Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


« Вернуться